18:31 

Разбираю цитатник

just mockingbird
you're reaping what you've sown
23.09.2015 в 08:15
Пишет Химера Хи-Цу:

Любовь и лечение сердца
Тебе подумалось о том, что отношения с партнером (под этим словом ты сейчас разумеешь человека, с которым связывают некие романтические чувства, начиная с простой симпатии, даже односторонней или потенциально односторонней) наиболее сильно похожи на взаимоотношения с родителями. Потому что и там и там речь идет об одном и том же - о любви.
И если у тебя были проблемы с получением любви от родителей, они будут очень ярко отражаться на взаимоотношениях с партнером. Не обязательно повторятся точь в точь, они могут трансформироваться в нечто совсем иное, на первый взгляд совсем не похожее на первопричину. Но так или иначе - будут.
Отношения с друзьями больше похожи на отношения с сиблингами. От них не ждешь абсолютной любви, поначалу вообще главное - общие интересы, "общие игры". Если нет чего-то объединяющего - отношения просто не сложатся, и никто не будет особо разочарован, потому что, конечно, хотелось бы быть другом всего мира или до гроба дружить с братом/сестрой, но не получилось так не получилось, бывает. Отношения с сиблингами - не самый первый и не самый главный ресурс человека, это приятное дополнение, которое может быть, а может и не быть. Это тепло, круто, здорово, иногда только сиблингами/друзьями и живешь, но это совсем из другого разряда отношений. По твоим личным ощущениям - это все равно, что сидеть рядом, соприкасаясь боками.
Отношения же с родителями и партнерами - это обниматься, стоя лицом к лицу. Открывая живот и сердце, оставляя беззащитной спину на волю чужим рукам.
В отношениях с друзьями и сиблингами в большей степени нужно раскрыть ум и душу, сердце можно не примешивать вовсе или открывать его потихоньку, помаленьку, делясь небольшими кусками.
В отношениях с партнером и родителями в первую очередь приходится открыть сердце и душу, ум же можно не примешивать вовсе, по желанию и по ситуации.
Особый вид отношений - это когда твой друг станвоится твоим партнером, он, получается, самый безопасный. Но даже в таких взаимоотношениях может случиться кризис, коллапс, если один партнер или оба вдруг обнаружат, что теперь де сердце открыть необходимо. "Новый уровень, другой вид отношений, надо все сделать так, как положено на этом уровне!" - что-то вроде этого.
Итак, почему же во взаимоотношениях с партнерами во всей красе показывают или отзываются эхом те проблемы, которые возникли в отношениях с родителями? Потому что родители - это те, кому мы впервые открываем сердце. Полностью, без остатка, еще даже не зная, что такое это самое сердце. Боль его корежит, оставляет на нем следы, отпечатки, отметины, зазубрины, заставляет его сжаться, "изогнуться страшным креном" и так далее, и так далее, и так далее. И даже если в какой-то момент мы закрываем сердце, мы закрываем его вместе со всеми теми изменениями, которые причинила ему не-любовь. Они не исчезают сами собой. Что-то может зарости и оставить после себя шрамы, перетянутую и деформированную кожу, неправильно сросшиеся переломы, а то и вовсе медленно прогрессирующую заразу, следы которой не видно извне, но которая разрушает все изнутри.
Приходит момент открыть сердце - и нам страшно, чертовски страшно. В прошлый раз, когда мы это сделали, нас побили, что ждать в этот раз? А иногда бывает так, что "дверцу" сердца заклинивает, и нам кажется, что мы не способны любить вовсе. Иногда мы сами закладываем ее кирпичами, лишь бы больше никогда не испытывать боли. Иногда, открываясь, мы боимся, что другой человек увидит все это гнилье и уродство и отвернется, испугается, уйдет, не желая с этим возиться. Иногда мы сами не знаем, что увидим внутри, когда откроем, есть ли там вообще сердце, а если есть - в каком оно состоянии. И так далее, и так далее, и так далее...
Отношения с партнером похожи на отношения с родителями, потому что если вторые не любили, не додали любви, мы думаем, чувствуем и боимся, что партнер нам тоже не додаст. Да и с чего бы? Мы ведь не заслуживаем любви! Например.
Иногда, открывая сердце, ты зажмуриваешься и тихо, боясь ответа, спрашиваешь: "Ну что, я урод?" Просто потому, что это было бы неплохой причиной, почему тебя все-таки не смогли полюбить, почему от тебя отвернулись и причинили боль. Например.
И не нужно забывать, что на сердце налипают новые проблемы, на нем образовываются новые синяки после каждого чертового человека, которому ты его открывал. Человек мог быть плохим или хорошим, вести себя с тобой хорошо или плохо, но затем в какой-то момент ушел - и остался след. И многие закрывают свое сердце очень быстро, оставляя новый след внутри, авось как-нибудь перевариться, как-нибудь впишется в уже сложившуюся систему шрамов.

Ты можешь не помнить о каких-то проблемах, уже очень долго не загоняться по каким-то вещам, забыть о чем-то, что тревожило тебя миллионы лет назад... А потом придет время открыть сердце, и все это снова вывалиться на тебя. Всем своим весом, всем своим количеством.
И ты, разумный, взрослый человек, трезво и спокойно смотрящий на мир, будешь заглядывать в чужие глаза взглядом побитой собаки и шептать: "Зачем тебе это надо?.."; будешь кричать диким ором, бешенно сверкая глазами: "Давай, давай, сделай мне побольнее, я ведь знаю, вижу, что ты хочешь!"; будешь умирать и скукоживаться, чувствуя чью-то Огромную Власть над тобой, маленьким и слабым; будешь бешенно цепляться за полы чужой одежды и бормотать в приступе невыразимого иступления: "Никому никогда тебя не отдам, ты весь мой, только мой"; будешь стремиться разрушить чужие жизни, всеми силами, всеми методами, лишь бы только добиться чего-то для себя; будешь тоскливо смотреть на бутылочки с ядом или подоконники верхних этажей, мечтая о том, чтобы все это прекратилось; будешь с упорством безумного добиваться каких-то наград, успехов, чинов и пряников; с остервенением разрушишь все свои воздушные замки и, внемля каждому совету, будешь менять себя под чей-то идеал... Будешь всеми силами стремиться завоевать, заслужить, получить, выпросить, выклянчить любовь. Хоть чуточку любви, да побольше, побольше. Такой, чтобы навсегда, чтобы во искупление всего и за все печали, чтобы путеводной звездой и главной музой, чтобы без остатка и до самого дна. Или хоть какой-нибудь, но чтобы ее обязательно можно было почувствовать и в нее поверить, чтоб настоящей!

Но печальная истина кроется в том, что, если твое сердце покорежено, никто извне никогда не сможет тебя долюбить. Пока оно полно слез и стонет от боли, пока оно истекает кровью и опухает своими переломами, пока оно разваливается на части и разлагается на глазах, даже самая большая и светлая любовь другого человека его не излечит. Да, даже если вдруг родители одумаются и решат окружить тебя всей любовью мира, что вряд ли когда-нибудь случится вообще.
Потому что, на самом деле, единственный человек, который сможет услышать, как оно кричит, сможет понять, где оно болит и в чем причина, единственный человек, у которого есть антисептик, нитка с иголкой, пластырь, бинты, обезболивающее и способность вправлять переломы... это ты.
Не запирай свое сердце от себя, пожалуйста.
Твое сердце нуждается в заботе.
"Полюби себя" - на самом деле, не фраза-призыв любого учебника по саморазвитию, какого-нибудь журнала или умника, предлагающего новую методу, как сделать жизнь лучше. Это маленькое шаманское заклинание, на которое стоит помедитировать, проникнуть в него как можно глубже, потому что за одним слоем в нем кроется другой, а за вторым - третий. Оно содержит в себе "Позволь себе быть", "Услышь свое сердце", "Прими свою боль", "Сними с себя лишнюю вину и ответственность, которые тебе не принадлежат", "Вдохни полной грудью", "Поплачь из-за того, как больно тебе сделали и как несправедливо это было", "Поплачь из-за того, что, оказывается, можно было и можно вообще иначе", "Дай себе право на любовь", "Не обвиняй себя", "Позволь себе любить себя, заботиться о себе, давать себе тепло"... и многое другое. Впрочем, для каждого, разумеется, свое. Как в любом правильном поводе помедитировать.
Другой человек может только помочь тебе придти к этой фразе, к лечению самого себя. Другой человек может только поддержать тебя в процессе, стать свидетелем твоей работы, надежным плечом, в которое можно уткнуться или на которое опереться. Другой человек может только ждать тебя под дверью операционной, своим ненавязчивым ожиданием давая тебе повод вылечиться и выйти. Другой человек рядом важен. Хотя бы для того, чтобы ответить: "Нет", когда ты в ночи напишешь ему и спросишь: "Я плачу третий час подряд, скажи, ты ненавидишь меня за это?" Например. Это максимум того, что может сделать другой человек. И далеко не каждый на это способен.
Но у тебя есть ты. У тебя всегда есть ты. И ты - справишься.

URL записи

@темы: психология

URL
   

only mockingbirds in my head

главная