just mockingbird
you're reaping what you've sown
21.07.2016 в 18:50
Пишет fandom Dishonored 2016:

Fandom Dishonored 2016. Level 2. Драбблы.
header

Название: И это — мое Аббатство
Автор: fandom Dishonored 2016
Бета: fandom Dishonored 2016 и анонимный доброжелатель
Размер: драббл, 580 слов
Пейринг/Персонажи: ОМП, Тиг Мартин, Обыватель
Категория: джен
Жанр: мистика
Рейтинг: PG-13
Примечание: слово "everyman" (Abbey of the Everyman — Аббатство Обывателей) в английском языке не имеет множественного числа
Для голосования: #. fandom Dishonored 2016 — "И это — мое Аббатство"

Гретта умела делать амулеты из костей, знала заговоры и проклятья, мешала из трав отвары — затворяющие кровь, усыпляющие боль, закрывающие глаза. В деревне ее боялись будто самого Чужого, но случись что — шли на поклон. Джастин доводился ей племянником, и на него бросала отсветы грозная слава тетки — ссориться с ним не хотели, дружить, впрочем, тоже. Когда Джастину исполнилось всего только семь, Гретта начала потихоньку открывать ему тайны своего ремесла, и каждому ее слову Джастин верил безоговорочно — да и как иначе?

Душными ночами тетка рассказывала о том, как устроен мир. Гретта говорила так убедительно, так горячо — Джастин сам не понял, когда успел поверить, и как вера обратилась в намеренье, а намеренье облеклось в действие. В девять его забрали из дому, и Джастин знал с нерушимой уверенностью — он направляется в Белый Утес, чтобы сделать то, что не сможет никто другой.

Ни голодовка, ни бессонные ночи, ни истязания плоти не были достаточно сильны, чтобы Джастин забыл о шепоте Гретты. Его признали достойным, выдали китель и маску, и даже воспитатель скупо улыбнулся, выражая довольство. Джастин с готовностью притворился Смотрителем, не позволяя себе ни вслушаться в песни амулетов, ни коснуться резцом гибкой кости. Он научился терпеть разъедающую боль, скручивающую внутренности всякий раз, как начинали надсадно скрипеть шарманки, и только волкодавы не верили ему и скалили желтые клыки.

Мартин (худощавый Смотритель с острыми скулами и улыбчивым ртом) говорил: это потому, что ты их боишься.

«Очень», — врал Джастин.

В Аббатстве не умели дружить, но Мартин был слишком беспокойным, слишком живым — ему хотелось. Поклонение Чужому вызывало у него не страх или брезгливость — но что-то, отдаленно напоминающее любопытство, хоть и не такое острое, как дела мирские. Мартин любил знать то, чего не знали другие, — и Джастин надеялся извлечь из него ту единственную тайну, которая интересовала его самого, но вскоре убедился — Мартину ничего о ней не известно.

Тогда, давно, Гретта говорила, перебирая бусы из костей на впалой груди: в музыке Смотрителей есть сила — почти такая же, как та, что дает своим избранникам Чужой. Все потому, что когда-то Аббатство пленило половину Его души — и теперь держит на привязи, сосет силы, будто речная пиявка.

Еще она говорила: у тебя, дитя мое, особое чутье. Быть может, Он рассчитывает именно на тебя.

Джастин не отчаивался, не терял веры и был в своих поисках спокоен и терпелив.

В кабинет Верховного Смотрителя его вызвали после особенно удачного рейда; честолюбивый Мартин сперва сердился, потом ухмыльнулся, похлопал по плечу. Джастин вошел в просторную комнату с широким столом, чтобы выслушать ничего не значащие слова поощрения, — и застыл. Еще подходя к двери, он ощутил легкую боль внизу живота, решил было — похлебка была негодной. Свою ошибку Джастин осознал, едва переступив порог, — он ясно почувствовал чужое присутствие, но в этом ощущении не было ничего от легкой мути в голове, возникавшей у святилищ, и странного, томного состояния, что вызывали амулеты. Мир был реален до боли: свет, льющийся из высокого окна, казался обжигающе ярким, звуки музыки (настоящей, не из шарманок) — почти физически осязаемыми, запах вина — до непристойности пьянящим.

Верховный Смотритель заговорил, Джастин моргнул — и вдруг на мгновение увидел Его, стоящего в углу кабинета. Видение тут же исчезло — и не успел Джастин понять, не пригрезилось ли ему, как Кемпбелл резко выпрямился (свет бил Верховному Смотрителю в спину, скрадывал черты лица) и спросил другим, не своим голосом:

«Ты один из его

Прищурившись до того, что едва различал мир меж ресниц, Джастин мог видеть фигуру за спиной Кемпбелла, положившую руку Верховному Смотрителю на плечо. Джастин не был уверен, задал ли он вопрос вслух, прошептав его онемевшим ртом, или настолько громко подумал, но Кемпбелл вновь разомкнул губы, отвечая:

«Я — Обыватель, и это — мое Аббатство».

Название: Это место
Автор: fandom Dishonored 2016
Бета: fandom Dishonored 2016
Размер: драббл, 431 слово
Пейринг/Персонажи: Джессамина Колдуин
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: G
Краткое содержание: Это место — источник силы для мастеров тёмного искусства. Это же место — их приговор. (с)
Для голосования: #. fandom Dishonored 2016 - "Это место"

Это место. Теперь она называет его так.
Привычный понятийный аппарат здесь теряет всякий смысл: сложно дать имя тому, что выходит за рамки человеческих категорий. Они говорят об этом месте — Бездна, но она не видит здесь ничего, кроме фантомов, и она скорее назвала бы его Пустотой. Антон Соколов когда-то рассказывал ей, что пустому пространству свойственно заполняться, затягивая в себя всё окружающее. Теперь перед ее взором наглядная иллюстрация словам натурфилософа: Бездна готова впитывать в себя всё, что соприкасается с ней. Бездна жадная, но жадная не до чужих вещей, а до чужих горячих чувств, до человеческих страстей, до мучительных воспоминаний и сокровенных чаяний. Она тянется к душам, горящим ярко и жарко, она отмечает их своим знаком и готова питать их своей силой, чтобы получить в ответ сполна — страха, отчаяния, ярости... или надежды. Получить и присвоить себе, оставив взамен свою пустоту.

Джессамина боится этого места. В Бездне нет такого понятия, как память, и имена слишком условны, чтобы что-то значить, но Джессамина помнит свое имя и помнит имена всех тех, кто ей дорог. Это единственное, что у нее теперь есть, но она знает: скоро Бездна заберет себе и их. И метка на тыльной стороне кисти её лорда-защитника разрывает Джессамине сердце.

Пространство и время не властны над Бездной.
Пространство здесь свернуто в причудливые узлы и насквозь пронизано кротовыми норами. Время, проникнув в Бездну, теряется, путает прошлое и будущее, превращается в потоки вероятностей. В Бездне нет ничего предопределенного, но Бездне известно всё, что неминуемо произойдет. Джессамине сложно принять это и невозможно понять, но перед ее мысленным взором предстают тысячи видений, а чужие мысли звучат для нее теперь ошеломляюще громко, и не нужно прислушиваться, чтобы услышать. Всё это она чувствовала и раньше — сердцем. Всё это она видит теперь как наяву.

То, чего она страшится больше всего, она видит тоже. Жизнь и смерть здесь относительны, и Бездне известно, что бывший лорд-защитник пройдет свой путь до конца, но Джессамина не может избавиться от видений сотен скользких крыш, острых клинков и ядовитых крысиных зубов. Как не может и помочь Корво.

Бездна может. И это беспокоит Джессамину не меньше видений. В рунах и амулетах китовой кости она узнает метастазы, прорастающие из этого места в их мир, мир, который Бездна однажды присвоит себе до последнего всполоха последней звезды. Джессамина знает, как настойчиво лорд-защитник ищет их и как удобно они ложатся в его теплые руки. Они спасают Корво жизнь, но даром Бездна не дает ничего. Джессамина видит, как с каждым новым подарком Бездна сильнее высушивает его изнутри, пьет из него всю его ярость и всю надежду. И каждый раз, когда она чувствует рядом очередное порождение Бездны, Джессамина боится. И тогда ее сердце начинает биться быстрее.


Название: I found forgiveness
Переводчик: fandom Dishonored 2016
Бета: fandom Dishonored 2016
Оригинал: traitorhero, "I found forgiveness", разрешение получено
Ссылка на оригинал: здесь
Размер: драббл, 926 слов
Пейринг/Персонажи: Дауд, китобои, Корво, ОМП
Категория: джен
Жанр: slice of life
Рейтинг: G
Краткое содержание: Каждый год, в день рожденья императрицы, Дауд отправлял в Дануолл бутылку вина
Примечание/Предупреждения: таймлайн после событий Dishonored
Для голосования: #. fandom Dishonored 2016 - "I found forgiveness"

Незнакомец появился ранним утром и остановился возле самой ограды. Немногочисленные работники, спешившие в поле проверить лозы, не обращали на него внимания. Через несколько недель начинался сбор урожая, и они должны были убедиться, что виноград уже созрел.

Устроившись перед домом, Дауд наблюдал за гостем, размышляя, решится ли тот подойти. Обычно к ним приходили мужчины и женщины, желавшие купить их урожай или ознакомиться с их запасами вина. «Старый китобой», как они называли его после той шутки Томаса, стал на удивление популярным на Серконосе. Они шутили, что скоро смогут составить конкуренцию тивийскому красному, несмотря на то, что их пятнадцать лет выдержки не шли ни в какое сравнение с тремя столетиями.

Иногда он отправлял вино на другие острова. К его удивлению, некоторые таверны на Морли заказывали по несколько ящиков в год. Некий серконосский аристократ, переехавший в Тивию, поддался на уговоры Томаса и стал покупать по бутылке в год, убежденный, что рано или поздно это вино себя оправдает.

И раз в год, в день рожденья императрицы, Дауд отправлял одну бутылку в Дануолл.

Он понятия не имел, что с ними делал Корво, и совершенно не удивился бы, если тот попросту сбрасывал их с Башни.

Гость наконец решился подойти ближе. Откинувшись на спинку стула, Дауд наблюдал за ним, пока тот не остановился в нескольких футах от него. Это его заинтересовало. В конце концов Дауд был всего лишь стариком, выращивавшим виноград на клочке земли. Посетители обычно подходили достаточно близко, чтобы обменяться рукопожатием или даже дружески похлопать его по плечу после завершения сделки.

Если этому парню хватило ума держаться подальше, значит, пришел он не за вином.

— Я могу тебе помочь, сынок? — спросил Дауд тем тоном, каким обратился бы к покупателю. Гость на мгновение растерялся, но тут же взял себя в руки.

— Я ищу Дауда, — сказал он. Тренированный слух Дауда уловил легкий гристольский акцент. Это настораживало.

— Ты его нашел, — спокойно ответил Дауд. Он позволил себе обмякнуть на стуле и свесил руку так, чтобы незаметно подобрать нож. — Но мы начнем торговать только через пару недель. Урожай в этом году поздний.

— Я пришел не за вином, — сказал гость. Дауд встал, пряча нож в рукаве, шагнул вперед и усмехнулся, когда тот отшатнулся от него. — Меня зовут Гершель...

— Мне все равно, как тебя зовут, — перебил его Дауд. — Что тебе от меня нужно?

— Сразу к делу, да? — Гершель выдавил смешок. Дауд вскинул бровь, и Гершель тут же замолчал. Он оттянул воротник. Дауд проследил его движение и снова перевел взгляд на лицо Гершеля.
Он свистнул и почувствовал, как китобои приблизились достаточно, чтобы не попадать в поле зрения их гостя. Томас подошел к Дауду, прикрывая платком небольшой нож в руке.

— Вам что-то нужно, сэр?

— Бутылку из прошлогодних запасов, — Дауд кивнул на Гершеля. Томас с немного растерянным видом направился к дому

— Я полагаю, вы слышали об Эмили Колдуин, — заговорил Гершель. Дауд сложил руки на груди и кивнул. — Есть люди, которые считают, что ребенок на троне наносит вред Империи...

— И вы хотите убрать ее, — вмешался Дауд. Казалось, Гершелю не понравилось, что Дауд так быстро перешел к цели его визита.

— Поскольку наше недавнее предложение назначить нового лорда-регента, который управлял бы страной, пока императрица не достигнет совершеннолетия...

— Плевать я хотел на вашу политику, — сказал Дауд. — Вы хотите убить ее?

— Если императрица Колдуин умрет, трон перейдет к одному из наших сторонников, верно.

Дауд опустил руки, и нож из рукава скользнул ему в ладонь. Гершель не успел и глазом моргнуть, как Дауд оказался за его спиной и толкнул на землю, а прижатый к горлу клинок заставил прекратить любое сопротивление. Дауд почувствовал, как участился его пульс. Приятное это было чувство — снова держать в руках чужую жизнь.

— Ты знаешь, как трудно убить императрицу? — спросил Дауд. Гершель покачал головой, и лезвие царапнуло его кожу. — На организацию убийства Джессамины у меня ушло четыре месяца. Должен признать, заплатили мне неплохо.

— Тогда вам не составит труда...

— Тихо, — Дауд крепче сжал его плечо. Он наклонился к уху Гершеля и прошептал: — Оно того не стоило. И я отказался от всего в уплату за мою жизнь.

Дыхание Гершеля участилось.

— Мы заплатим.

Дауд снова выпрямился.

— Мне не нужны деньги.

— Тогда титул? — предложил Гершель. Дауд рассмеялся и отпустил его. Гершель отполз подальше, пачкая брюки в грязи. — Амнистия?

Из дома вышел Томас с бутылкой вина в руках. Он посмотрел сначала на Гершеля, потом — на нож в руке Дауда.

— Сэр?

— Знаю, что еще не время, Томас, но думаю, стоит отправить бутылку нашему другу пораньше. И небольшой подарок.

— Подарок... — Томас задумчиво посмотрел на Гершеля. — Сомневаюсь, что королевскому защитнику он понравится.

— Разумеется, — согласился Дауд. — Но ему интересно будет узнать о заговоре против его подопечной.

— Ты работаешь на них? — Гершель в ужасе широко раскрыл глаза. — Но ведь ты убил императрицу! Не может...

В шею ему воткнулся дротик, и Гершель повалился на землю. Дауд вздохнул. Из зарослей винограда вышел китобой.

— Если это хотели сделать вы, то прошу прощения, — сказал Дмитрий. Он подошел ближе и легонько пнул Гершеля. Тот захрапел.

Дауд покачал головой:

— Принеси веревку и свяжи его. А мне нужно написать письмо.

***

Корво взглянул на связанного человека. На столе стояла бутылка «Старого китобоя», уже пятая за последние четыре года, а под ней лежало письмо. Не обращая внимания на протесты связанного, Корво взял письмо и начал читать.

«Телохранитель, — говорилось в нем, — считай это подарком. Понаблюдай за аристократами. Я уверен, найдутся другие, кто попытается убить императрицу, и они будут умнее».

Подписи не было, но в мире был только один человек, который называл его так. Когда Корво оторвался от письма, взгляд у него был ледяным, хотя губы растянулись в доброжелательной улыбке. Казалось, это только сильнее напугало пленника.

— Лорд Гершель, не так ли? — поинтересовался Корво. Лорд попытался что-то ответить сквозь кляп, но Корво жестом велел ему замолчать: — Я слышал, вы хотели поговорить со мной об императрице.

Лорд Гершель застонал.


18+
Название: Одержимый
Переводчик: fandom Dishonored 2016
Бета: fandom Dishonored 2016
Оригинал: platinuumpussycat (CaliforniaStop), "possessed martin" (разрешение на перевод получено)
Ссылка на оригинал: здесь
Размер: драббл, 475 слов
Пейринг/Персонажи: Тиг Мартин
Категория: джен
Жанр: драма, мистика
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Мартин возвращается с Кингспарроу.
Предупреждения: высокий хаос, жестокое обращение с животными.
Для голосования: #. fandom Dishonored 2016 - "Одержимый"

Траур царит в Аббатстве — траур по Империи, траур по Верховному Смотрителю, — когда сквозь высокие врата на площадь Холджера ступает Тиг Мартин. Сложно поверить, что это действительно он, но его очень длинная — почти материальная — тень тянется через всю залитую дождем площадь, а глаза ярко блестят в свете прожекторов перед строгим фасадом Канцелярии.

Дежурные смотрители торопливо ведут его внутрь и шепотом, исступлено, как молитву, бормочут:

— Мы думали, что вы погибли! Доклады с Кингспарроу... мятеж... лорд-регент...

Мартин понятия не имеет, как очутился здесь. Он помнит, как спорил с Корво в караулке, приникнув спиной к стене, а дуло прижатого к шее пистолета холодило кожу. Помнит, как давил на спусковой крючок — без сомнений и колебаний. Помнит Бездну — необъятный океан, мельчайшие осколки костей на берегу. Помнит, как видел себя словно со стороны: свой покореженный, изувеченный череп в луже крови. И помнит, как Чужой сказал ему: «Вместе нам будет лучше».

Когда Мартин говорит, его голос холоден, равнодушен, отдает металлом. Ни проблеска чувств — или даже самой способности чувствовать.

— Нет, — говорит он и усмехается. Красная форма сидит на нем, как влитая; он расправляет плечи и целеустремленно идет вперед. — Со мной все в порядке. Я обо всем позаботился. — Он отрывисто кивает на черные флаги поверх окон. — Снимите.

— Конечно, Верховный Смотритель.

Напуганы все, но никто не рискнет озвучить общие мысли вслух. Мартин... изменился. Другие глаза, другой голос. А доклад с Кингспарроу был очень, очень ясным и четким. Верховный смотритель погиб.

Мартин шагает по мраморному полу Канцелярии как вернувшийся с победой завоеватель. Неподвижный прохладный воздух освежает — Мартин дышит глубоко и спокойно. Смотритель на посту у входа низко кланяется, но его волкодав начинает ворчать: встает дыбом шерсть, влажно поблескивают оскаленные клыки. Мартин подходит ближе — и тихое ворчание превращается сначала в рык, а следом в лай.

Смотритель резко дергает поводок и свистит, чтобы успокоить пса.

Мартин улыбается. У него очень острые зубы, а глаза вспыхивают чернотой, как два отполированных агата. Но, возможно, это просто игра теней.

— Тише, тише, — ласково шепчет Мартин, нагибаясь, чтобы заглянуть волкодаву в глаза. Протягивает руку — погладить зверя по голове, приласкать — но вместо этого вдруг крепко хватает его за холку, выкручивает пальцы и с силой тянет вверх, заставляя встать на задние лапы. Волкодав скулит, а Мартин опускает вторую руку ему на горло и давит...

Хруст костей — и волкодав, пронзительно взвизгнув напоследок, безвольно обмякает. Открытые стекленеющие глаза смотрят в никуда.

Мартин разжимает руки. Когда он говорит, голос его холоден и глубок:

— Кажется, я ему не понравился. Как странно.


Название: Императрица в красном и белом
Автор: fandom Dishonored 2016
Бета: fandom Dishonored 2016
Размер: драббл, 243 слова
Пейринг/Персонажи: Эмили, Корво, упоминается Чужой
Категория: джен
Жанр: ангст, психодел
Рейтинг: G
Краткое содержание: Леди Эмили все глубже уходит в Бездну. Постепенно грань между реальностью и Бездной исчезает.
Примечание/Предупреждения: посвящается этому посту и замечательной feyra. Попытка представить high chaos!Эмили.
Для голосования: #. fandom Dishonored 2016 - "Императрица в красном и белом"

Эмили рисует. На холсте — залитые солнцем города, неизвестные страны; взлетают вверх чайки, и, кажется — закричат, расправят крылья.
Империя залита кровью, изъедена чумой, и с этим приходится теперь работать. Разбирать документы, которые остались после лордов-регентов, определять, что сгнило, а что еще живо. Корво неподвижной тенью стоит у трона, и аристократы бросают в его сторону осторожные взгляды.

Корво не раз убивал, стремясь защитить ее, и не раз еще сделает это.

Воды Ренхевен успокаивают не в пример лучше скучных советов и собраний, и здесь ей не снятся сны. Эмили просит Самуэля задержаться подольше.
В ее комнате в Башне по-прежнему безопасно, но каждую ночь к ней приходит черноглазый Чужой. Сны становятся все красочней, и Бездна показывает Эмили луга, полные цветов, и странную лестницу, уходящую в небо.

Эмили посвящает все больше времени своим картинам. Эмили приказывает казнить одного из дворян — просто потому, что знает: через несколько лет он начнет гражданскую войну, и ее не понимают, но ей все равно. Она теперь знает больше, и ей не обязательно смотреть, чтобы видеть.

Аббатство наконец восстает, обвинив Эмили и Корво в связи с Чужим; Эмили не участвует в битве, но ей все кажется, что руки покрыты кровью. Несмотря на протесты Корво, она выходит на поле боя после того, как завершилось сражение, пачкает обувь в крови и грязи. История об Императрице, помогающей простым солдатам, Императрице — знамени победы облетает весь город.

Эмили выигрывает. Корво по-прежнему тенью стоит у трона, императрице приносят в дар костяные амулеты и руны, и Чужой открыто ходит среди людей.


Название: не нужны слова
Автор: fandom Dishonored 2016
Бета: fandom Dishonored 2016
Размер: драббл, 799 слов
Пейринг/Персонажи: Морган Пендлтон/Кастис Пендлтон
Категория: слэш
Жанр: ангст, херт/комфорт, пвп
Рейтинг: PG-13
Примечание/Предупреждения: Драббл связан с работой "Императрица в красном и белом", но можно читать и отдельно. Осторожно, твинцест, неграфичный секс. Авторское оформление.
Для голосования: #. fandom Dishonored 2016 - "не нужны слова"

После оглушительного шума шахт поместье Пендлтонов кажется тихим, почти вымершим.
На шахтах кирки впиваются в камень, пытаются отколоть хоть кусочек, и этот звук преследует каждое мгновение, отдается молоточками в голове. Тогда они оба знали: жить им осталось недолго, но сил не хватало даже на эти мысли.
Всю дорогу обратно Морган пытается поверить, что они на самом деле свободны. Что это не сон и не бред, а реальность.
Кастис берет его за руку, как и прежде, и Морган тихо выдыхает и приваливается к плечу. Сейчас им не нужны слова.
По официальной версии Пендлтоны были похищены бандитами, и Эмили Колдуин разыскала их глубоко под землей. Ложь: они оказались в шахте из-за того, что их срочно требовалось убрать с дороги. Из-за Эмили. Но Эмили и спасла их, и с эмоциями по этому поводу Морган разберется потом.
Эмили верят, но к ним присматриваются с подозрением, даже несмотря на характерную внешность. Раздражение брата чувствуется кожей, и Моргану не нужно оборачиваться, чтобы узнать это. В другой ситуации Морган, наверное, понял бы этих служак, но пока он знаком просит перо и бумагу и пишет то, что знали только он и Кастис.
Их облачают в дорогие одежды, им оказывают почтение, и Морган почему-то чувствует, что он — они — не на своем месте. Будто он видит чужие воспоминания.
Ощущение лишь усиливается, когда они прибывают в поместье. Здесь они оба знают каждый угол и каждый поворот, но ничто из этого не кажется знакомым. Морган ведет рукой по перилам — старается вспомнить, вернуть знакомое ощущение, но ничего не выходит.
Одного взгляда хватает, чтобы понять, насколько потерянным чувствует себя Кастис. Морган молчаливым жестом отсылает служанку, берет брата за руку и ведет наверх.
В первый же день наваливаются проблемы. Состояние Пендлтонов не успели разворовать, однако многое ушло на поддержку шахт. И Морган, и Кастис одинаково кривятся, услышав это, но никаких мер не предпринимают.
Отдавать приказы они могут, только написав их на бумаге. Это раздражает и в очередной раз напоминает об их увечьях, но сделать с этим ничего нельзя: ни Морган, ни Кастис не умеют говорить на языке жестов, и этому придется учиться.
Морган ловит себя на том, что даже в мыслях говорит «мы» вместо «я». Они с братом и раньше были близки, но пройденное испытание сплавило их в одно. А еще они стараются не терять друг друга из виду. Когда рядом нет Кастиса, Морган ощущает себя... неуверенно. Беспомощно. Будто он снова оказался в шахте, но на этот раз без брата.
Спать они ложатся вместе, и Моргану плевать, насколько мягка перина. Брат рядом, его тепло убаюкивает, и через пару минут Морган уже спит.
Проходит неделя, и наиболее острые проблемы оказываются решены, но дел хватит на долгие недели копания в документах. Восстановление проходит медленно: говорят, через месяц-другой они смогут вернуть прежнюю форму.
Их начинают обучать языку немых, и Морган жалеет, что не может разом уложить в голове всю систему. Это тоже раздражающе-медленно, пальцы недостаточно гибки, чтобы повторять жесты, на закрепление каждого уходит время, и старая-новая жизнь сейчас кажется насмешкой над прошлым.
Вначале Морганом двигало иррациональное желание окружить себя охраной. Но он помнил, что в прошлый раз их выкрали из «Золотой кошки», набитой стражниками. Тогда их голоса были нужны Тревору, чтобы свалить лорда-регента. Сейчас такой необходимости нет — им оставили жизни в обмен на служение короне, и это значило, что они не будут ввязываться в интриги или авантюры и не приблизятся ко двору. Тем не менее, они нанимают нескольких профессионалов, которые следят за поместьем, но не ходят за ними по пятам.
Жизнь налаживается, приходит в норму, насколько это возможно: Морган уже не шарахается от каждой тени и громких звуков, Кастис уверенно командует прислугой. Засыпают они по-прежнему вместе, рука в руке, так, как в шахтах.
Рядом с братом спокойно и тепло, и Морган наконец-то расслабляется. Спать не хочется, хочется просто быть вот так близко.
Морган замирает, когда Кастис проводит рукой по скуле, а потом целует в висок. Губы у брата сухие и теплые, и Кастис отстраняется, ожидая ответа.
Морган чуть кивает и тянется навстречу.
Он никогда так не погружался в эмоции. Каждое прикосновение побуждает податься навстречу, и Моргану хочется — быстрее, глубже, ближе. Так, чтобы ощущения перекрыли вообще все — и пережитые ужас и бессилие, и раздражение, и злость.
получается
сбивается дыхание, не хватает воздуха
Кастис раздевает его, и Морган притягивает брата к себе — ближе, как можно ближе
и прикасается, руками, губами, изучая
ближе него никого нет
они живы, живы, пережили ужас и мрак шахты
ничего этого больше нет
есть только Кастис, тот, кто держал Моргана на этом свете — потому что Морган не-имел-права оставлять его одного
и не мог так просто сдаться и сдохнуть, потому что рядом был брат
плевать на поместье, состояние и политику, единственный, кто на самом деле важен — Кастис
Морган проваливается в ощущения, отдается им — и брату, и это сумасшедше-сладко
когда Морган достигает предела, он утыкается в плечо брата и слышит, как через пару мгновений кончает он

они лежат рядом, рука в руке
чтобы общаться, им вовсе не нужны слова


Название: Говорят, капитан не всегда была такой
Переводчик: fandom Dishonored 2016
Бета: fandom Dishonored 2016
Оригинал: miskatonicwhaler, без названия, разрешение на перевод получено
Ссылка на оригинал: здесь
Размер: драббл, 273 слова
Пейринг/Персонажи: Лиззи Страйд
Категория: джен
Жанр: хоррор
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Лиззи всегда отличалась прелестным личиком и кротким нравом. А что до всего остального…
Предупреждения: намек на каннибализм
Для голосования: #. fandom Dishonored 2016 - "Говорят, капитан не всегда была такой"

Говорят, капитан не всегда была такой... как сейчас.

Что ж, наша Лиззи всегда отличалась прелестным личиком и кротким нравом. А что до всего прочего...

Случилось это в те годы, когда она еще не объявила себя королевой Ренхевена. Тогда Лиззи бороздила моря и прокладывала курс по звездам в небе над Пандуссией. Однажды ее корабль попал в шторм, и волны да ветра разнесли его в щепки, а выжившие моряки оказались на странном маленьком острове. Жуткое это было место — меньше мили в длину, сплошь скалы да камни, окутанные туманом, и ни клочка зелени.

Никто не знает, сколько времени прошло, прежде чем к острову пристал проходивший мимо корабль. Но к тому времени из всей команды осталась она одна. И выглядела, говорят, как живой мертвец: глаза у нее были безумные, и исхудала она так, что едва душа в теле держалась. Но в ее тонких руках таилась сила десяти крепких мужчин, а зубы больше напоминали клыки хищника из джунглей Пандуссии.

Они свалили все на голод и цингу, накормили ее галетами и водой с лимонным соком да отвезли в ближайший порт. И если они и заметили, что пропал юнга, то решили, что несчастный юнец решил остаться в том порту.

Но мы-то с вами знаем, что дело не в цинге, верно? Так точно, и мы знаем, что этот остров хранил свои секреты. Проклятье пало на капитана. Без еды у нее был лишь один способ выжить, и она воспользовалась им раньше остальных. Закон природы суров: один лишь раз попробовав запретной плоти, ты будешь жаждать ее до конца своих дней.

Так что молитесь, чтобы всегда хватало дураков, разозливших капитана. Иначе кто знает, где еще она станет искать добычу, когда закончит обгладывать их пальцы...


Название: Тепло
Автор: fandom Dishonored 2016
Бета: fandom Dishonored 2016
Размер: драббл, 961 слово
Пейринг/Персонажи: смотритель и его волкодав
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: PG
Краткое содержание: Некоторые смотрители спят в конурах вместе со своими псами. Некоторые пускают волкодавов на свою койку.
Примечание: в качестве саммари использована цитата Сердца.
Предупреждение: смерть оригинальных персонажей.
Для голосования: #. fandom Dishonored 2016 - "Тепло"

Первое, что Брент чувствует, — это тепло.

Пахнет собачьей шерстью, металлом, кожей и совсем чуть-чуть гнилым мясом — на секунду Бренту кажется, что ему снова одиннадцать, его только что забрали из дома, и он спит в конуре вместе с Санни — ведь только там можно спрятаться от одиночества и страха. Санни ласково лижет ему лицо, потому что свою маску он всегда оставляет под подушкой на койке — Бренту тепло, и уютно, и не хочется ни о чем думать.

...Вот только старушка Санни давно мертва — погибла, защищая Брента от очередного безумного фанатика Чужого. Теперь Брент работает с Сэвиджем, и эта тупая псина ни за что не стала бы лезть к нему своим слюнявым языком.

Брент с трудом разлепляет веки — в голове шумит, словно там надрывается тревожная сирена, — и приподнимается. Сэвидж, раскрыв пасть, жарко дышит ему в лицо.

С улицы раздаются приглушенные крики — что-то о Верховном Смотрителе Кэмпбелле, убийстве и происках Чужого. Брент настойчиво вслушивается; последнее воспоминание: он отводит Сэвиджа в клетку, дергает за рычаг, и — темнота.

А сейчас снаружи паника.

Оглядевшись, Брент отмечает, что он сам теперь в клетке — запертой снаружи. Маска валятся на полу за решеткой. Шум становится громче с каждой минутой.

Вздохнув, Брент оборачивается к Сэвиджу. Тот, даже не пытаясь шевелиться, лежит у Брента под боком, смотрит внимательными черными глазами — и впервые в этом взгляде Брент различает ту же привязанность, которую так ценил в Санни.

По коридору мимо клетки пробегает пара смотрителей, но они даже не замечают Брента. И тогда он, снова вздохнув, опускает голову обратно на теплую пушистую спину. Сэвидж тихонечко скулит и еще раз облизывает ему лицо, а потом пристраивает лобастую башку Бренту на плечо.

Тепло.

...

На следующей неделе Брент проводит каждую ночь в клетке Сэвиджа: засыпает, уткнувшись носом в собачью шерсть, и больше не видит кошмаров. Почему-то мастер Вартон думает, что это наказание, и Брент не торопится его переубеждать. А еще Брент старается не думать о том, как ему повезло — десять братьев, вставших на пути убийцы, в ту ночь лишились жизней. А им с Сэвиджем посчастливилось получить вместо обычных болтов усыпляющие дротики — и Брент не знает, кому возносить хвалу за такую удачу.

Но сегодня регенту нужна охрана, а кого еще отправить в Башню, кроме самых проштрафившихся? Бренту досталось библиотечное крыло, по второму этажу гуляет Каспар, а в кухнях ошивается Эрик — именно они втроем умудрились проворонить убийцу на псарнях, но именно их он почему-то пощадил.

Сэвидж вдруг начинает едва слышно рычать. Брент нагибается, чтобы успокаивающе потрепать его по холке, и...

...

Голова снова раскалывается, но под щекой равномерно вздымается и опадает мохнатый бок — и Бренту спокойно. Он догадывается, что на этот раз опять не обошлось без таинственного убийцы — но ему плевать, ведь и он, и Сэвидж снова живы, им снова повезло.

Где-то вдалеке Верховный Смотритель Мартин по громкоговорителю призывает всех братьев немедленно отправляться в шлюз: через полчаса оттуда отплывет катер на остров Кингспарроу. Кажется, дальше Мартин объясняет, зачем вдруг понадобилось куда-то срываться, но...

Сэвидж урчит, почти как кот, и слюняво облизывает Бренту лицо. Брент негромко смеется и, не открывая глаза, обхватывает обеими ладонями его морду, а потом приподнимается и дует в нос Сэвиджу. Тот с придушенным рыком пытается вырваться — и Брент смеется громче, от души треплет его за ушами, чешет под ошейником, отчего Сэвидж начинает тихо повизгивать, блаженно постукивая хвостом по полу.

Из громкоговорителя все еще звучит голос Верховного Смотрителя, но Брент совсем не слушает.

Он подозревает, что ехать на Кингспарроу — это нарываться на очередную встречу с убийцей. А Брент, конечно же, не суеверен — из юных смотрителей быстро выбивают всякие предрассудки, если нужно, плетями, — но ему совсем не хочется испытывать удачу в третий раз.

Полчаса — и в Башне не останется смотрителей. Никто не помешает Бренту выйти прямо через главные ворота. Достаточно капельки наглости и уверенности в себе.

Задумавшись, Брент продолжает чесать Сэвиджа за ушами и под горлом, и тот довольно поскуливает. Поговаривают, что эту породу когда-то вывели аж на Тивии, чтобы охотится на тамошних медведей, волков и других хищников. И пусть там холодно и, по словам старших братьев, толпами разгуливают еретики — Бренту все равно. Он готов рискнуть, ведь там никто не будет подставлять их с Сэвиджем под арбалет безымянного убийцы.

Звучит сигнал отправления.

Брент поправляет маску и выходит из библиотеки. Сэвидж верно трусит у его левой ноги.

...

Бренту двадцать восемь — но в мире вне Аббатства он так и остался одиннадцатилетним мальчишкой. Поэтому он слишком поздно вспоминает о морской блокаде вокруг Дануолла. Тогда Брент решает выбираться вверх по течению Ренхевен, но это не так-то просто — за деньги контрабандисты готовы пустить на борт хоть Чужого, вот только именно денег у Брента нет. Никто не верит его обещаниям расплатиться потом. Отчаявшись, к последнему кораблю он даже не подходит — его пугают снующие вокруг парни в масках китобоев.

Вместо этого Брент устраивается в темном углу, греясь рядом с Сэвиджем и пытаясь не обращать внимания на бурчание в животе. Может, удастся прокрасться на какой-нибудь корабль ночью. А может... еще не поздно вернуться? Он не хочет, но если другого выхода нет...

Брент так погружен в раздумья, что не успевает поднять голову, когда Сэвидж внезапно вскакивает и заходится лаем. А потом уже поздно — в грудь Бренту вонзается арбалетный болт. Сквозь шум в ушах и лай Брент едва различает чьи-то слова: наивный смотритель, форму снял, а пса оставил, предупредить мастера, раздражает шум, добивай собаку.

Брент с трудом приподнимает свинцовые веки. Лай Сэвиджа резко сменяется болезненным поскуливанием, и Брент видит: у пса подламываются лапы и он падает.

Бессильно запрокинув голову, Брент смотрит, как в дальнем конце переулка двое в масках китобоев разворачиваются и вдруг исчезают. Сэвидж скулит все жалобнее, и Брент вяло думает, что в третий раз им действительно не повезло.

Ощутив, как на колени опускается тяжесть, Брент переводит взгляд ниже — и видит, что Сэвидж из последних сил сумел подползти к нему, но больше не издает ни звука, только тяжело дышит. Брент медленно, как сквозь воду поднимает руку, опускает ему на шею и закрывает глаза.

Странно, но последнее, что Брент чувствует, — это тепло.


Название: На рынке
Переводчик: fandom Dishonored 2016
Бета: fandom Dishonored 2016
Оригинал: voidandsalt, "To market", разрешение получено
Ссылка на оригинал: здесь
Размер: драббл, 517 слов
Пейринг/Персонажи: Бертольд, Эльза
Категория: джен
Жанр: slice of life, почти флафф
Рейтинг: G
Краткое содержание: Тивия далеко от Гристоля, но Серконос еще дальше.
Примечание/Предупреждения: Бертольд и Эльза — второстепенные персонажи, которых можно встретить в миссии "Верховный смотритель Кэмпбелл".
Для голосования: #. fandom Dishonored 2016 - "На рынке"

Они остановились на Серконосе.

Бертольд планировал добраться до Тивии, как можно дальше от Гристоля, Дануолла и Аббатства. Но когда везший их контрабандист остановился в порту Карнаки, чтобы пополнить припасы, Эльза поднялась на палубу, и на ее лице отразилось блаженство. Солнце зажгло золотые искорки в ее темных волосах и окрасило щеки нежным румянцем. Морщинки на лбу разгладились. Она почти... она улыбалась.

Бертольд, пораженный, прикрыл рот рукой. Он осознал вдруг, что в Тивию они не поедут. Они останутся здесь.

Это хорошая мысль, сказал он себе. Путь от Серконоса до Тивии неблизкий, погода испортится, а уж гроз им хватало и в Дануолле. Эльзе нужно солнце.

Бертольд заплатил контрабандисту и отвел сестру на берег.
Они шли по улицам Карнаки молча, глядя по сторонам и держась за руки совсем как раньше, до Аббатства. Бертольд шел впереди, как и положено старшему брату, пока они не оказались на фермерском рынке.

Столько овощей! И фрукты! И куски мяса, разделанные и завернутые в бумагу — а вокруг всего этого столько шума и суеты, сколько не увидишь и во время Праздника Фуги на площади Холджера. Бертольд понял вдруг, что не понимает ровным счетом ничего. Он даже не знал, как нужно выбирать овощи.

Он не знал ничего. Он провел всю жизнь в Аббатстве и ничего не знал о поисках жилья и уплате ренты. И о работе — ему нужна работа, верно? Нужны деньги. Об этом он тоже должен был подумать, им ведь понадобятся...

Бертольд беспомощно посмотрел на Эльзу. Сестра усмехнулась и, чуть крепче сжав его руку, повела его по рыночной площади.

Они нашли квартиру на северо-западной окраине Карнаки — крошечное помещение, бывшее когда-то лавкой мясника. Мебель в ней была яркой и старой, полы — кривыми и скрипучими, но зато окна выходили на солнечную сторону. А просили за нее совсем недорого.

Эльза устроилась в пекарню по соседству, а Бертольд убедил одного из местных ремесленников взять его в ученики. Изначально он планировал давать уроки музыки, но его привлекло другое — разноцветное стекло и невероятные очертания оконных рам, не имевшие ничего общего со строгими линиями Аббатства.

Стекольных дел мастер поручил ему сливать расплавленное стекло в воду и покупать сырье у торговцев. В этом он разбирался еще хуже, чем в овощах. Бертольд мог выбирать стекло только по цвету, и найденные куски никогда не помещались в его корзину. В первые три месяца ему доставались только ожоги да оскорбления.

Однажды мастер усадил его за чертежный стол и развернул перед ним лист полупрозрачной бумаги.

С тех пор Бертольд учился делать схемы, измерять и вычерчивать. Он узнал, как составлять узоры и делать трафареты из бумаги, и как переносить их на стекло. Он научился резать стекло, и полировать его, и составлять из прямых линий немыслимые изгибы. Он научился соединять фрагменты между собой и отмывать их дочиста, а потом вставлять в рамы.

На своем первом витраже он изобразил пару китов у побережья Белого Утеса.

Эльза всегда приходила посмотреть, как он вставлял стекла в оконные рамы. Иногда она приносила цветные осколки, и Бертольд сложил из них маленькую разноцветную рыбку. Он выучил местные песни и иногда пел их вместе со своим учителем, когда Эльза приглашала того на чай.

Солнце светило ярко, и Бертольд наконец научился выбирать овощи.

Так далеко от Дануолла они не были никогда.


Название: О волкодавах
Переводчик: fandom Dishonored 2016
Бета: fandom Dishonored 2016
Оригинал: patho, "On hounds", запрос на перевод отправлен
Ссылка на оригинал: здесь
Размер: драббл, 984 слова
Пейринг/Персонажи: Смит, Рейнольдс
Категория: джен
Жанр: slice of life
Рейтинг: G
Краткое содержание: Как в Радшоре появились волкодавы.
Примечание/Предупреждения: Смит и Рейнольдс — оригинальные персонажи-китобои из цикла "What we talk about when we talk about whalers"
Для голосования: #. fandom Dishonored 2016 - "О волкодавах"

— А я говорил, что это плохая идея, — сказал Рейнольдс.

— Нет, — ответил Смит. Он переместился на вентиляционные трубы и быстро прошел по ним до самого края, где опустился на корточки и посмотрел вниз, на улицу. Двое волкодавов обнюхивали тела, явно не понимая, почему они не двигаются и откуда на них появились эти аккуратные раны. Третий же волкодав не выглядел недоумевающим. Склонив морду к земле, он напряг лапы, словно готовясь к броску. Шерсть у него на загривке поднялась дыбом. Даже отсюда Смит слышал его низкий вибрирующий рык.

Раздался негромкий хлопок, и на трубе появился Рейнольдс.

— Я точно помню, как говорил что-то такое, — сказал он. — Даже несколько раз.

— Ты сказал «это невероятно глупая идея», — ответил Смит. Он задумался, не заменить ли боевые дротики в арбалете на усыпляющие, но решил, что не стоит. Они ему не понадобятся. — Это разные вещи.

Голос Рейнольдса из-за маски прозвучал скептически:

— Хочешь поговорить о формулировках? Когда я говорю «это глупо», я подразумеваю, что это плохо. Слушай, я объясню. Это плохая, ужасная, невероятно глупая идея, которая ничем хорошим не кончится, так что давай свалим отсюда, пока проклятые твари не начали выть и не переполошили всех на три мили кругом.

Для Рейнольдса это была довольно длинная речь.

— Все в порядке, — рассеянно ответил Смит. — Они реагируют только на бегущих людей.

А потом он переместился вниз.

Рейнольдс шепотом выругался у него над головой:

— Да ты с ума сошел!

Волкодавы всегда выглядят крупнее, когда стоишь на земле рядом с ними. Самый большой из них зарычал громче и бросился на Смита.

Собак для Аббатства воспитывали и обучали с особым тщанием сначала их заводчики, а потом — псари, и если бы Смит не имел с ними дела раньше, нападение, возможно, застало бы его врасплох. Но он точно знал, чего от них ожидать, так что попросту перенесся в противоположный конец улицы и быстро просвистел несколько нот, означавших «стоять».

Волкодавы, обнюхивавшие тела, подняли головы и навострили уши. Они были еще практически щенками и не стали бы нападать без приказа. Волкодав покрупнее явно был старше и лучше обучен — как раз такие сразу бросались в атаку, и именно потому, что он был опытнее, он замер на месте, услышав свист Смита.

Замерев напряженным комком мышц, меха и зубов, пес прижал уши и неуверенно помахал хвостом; все инстинкты требовали напасть, но... Смит знал, что волкодав этого не сделает.

Смит выглядел неправильно и пах неправильно, но для хорошо обученного пса ослушаться команды было так же сложно, как станцевать серконосский тустеп.

Рычание бедного пса превратилось в тихое поскуливание.

Смит засвистел снова, в этот раз — особую мелодию, которую знали только смотрители и никогда не использовали за пределами Аббатства. По легенде ее придумал сам Верховный Смотритель Холджер, и за сотни лет в ней не изменилась ни одна нота. Смит понятия не имел, правда это или нет. Но он видел, что стоило ему только просвистеть ее, как все три волкодава успокоились, словно его маска была сделана из золота, а не резины и кожи. Один из молодых волкодавов подошел к нему с поджатым хвостом и ткнулся мордой в бедро.

— Глаза Чужого! — послышался сверху голос Рейнольдса. — Что ты с ними сделал?

Смит щелкнул языком, подзывая остальных волкодавов, и потрепал прижавшегося к нему пса по густому меху на холке.

— Они идеально обучены, — сказал он и снова погладил щенка, но потом легонько оттолкнул его и протянул руку к самом старшему из волкодавов, чтобы тот обнюхал его пальцы. — Поэтому уязвимы.

Всегда есть лазейки и зацепки, которые можно использовать. Волкодавов учили беспрекословно подчиняться смотрителям, а значит, этим мог воспользоваться кто-то, кто знал систему, знал ее правила. Кто-то вроде Смита. Конечно, потребуется время, чтобы переучить их и натаскать на смотрителей, но...

Смит по себе знал, что такое вполне возможно.

Он почесал волкодаву за ушами и улыбнулся, глядя, как тот вывалил язык из пасти и заколотил хвостом по земле. Аббатство же могло только подчинять.

— Это все, конечно, очень мило, — заметил Рейнольдс с высоты, — но чем быстрее мы уберемся отсюда, тем лучше. Кто-нибудь рано или поздно обнаружит исчезнувший патруль, и тогда нам лучше оказаться подальше.

— Спустись на минуту.

— Мое горло нравится мне целым, спасибо.

— Рейнольдс, — сказал Смит, — они не нападут. Я просто хочу, чтобы они запомнили твой запах и могли узнать тебя.

Ему потребовалось несколько минут, чтобы уговорить Рейнольдса. Тот явно нервничал и держался неестественно прямо, пока волкодавы с любопытством обнюхивали его руки и униформу. Он даже вздрогнул, когда самый маленький и нескладный из троих поднялся на задние лапы, чтобы обнюхать его противогаз.

— Расслабься, — тихо сказал Смит. Он внимательно следил за волкодавами, помня об их особом чутье. — Если они почувствуют твой страх, то решат, что для этого есть повод, и поведут себя соответствующе.

— Когда я был еще пацаном, такая тварюга чуть не оттяпала мне ногу, — нервно ответил Рейнольдс. — Так что у меня есть все поводы для беспокойства.

Смит свистнул, и волкодавы потрусили к нему, виляя хвостами. Рейнольдс, несмотря на явную нервозность, отлично справился. Теперь волкодавы запомнили его запах и знали, что он им друг.

— Возвращайся на базу, — предложил Смит. — Перенос собьет собак с толку, так что я вернусь по улицам. Думаю, с нами ничего не случится.

Он, конечно, поскромничал. Животных сторонились практически все, кроме плакальщиков, которым, видимо, было уже все равно, что означает появление волкодавов. Даже банды старались не связываться с ними; Смит понимал их — дело было не только в мощных челюстях и острых зубах, но и в том, что за собаками обычно следовали смотрители. Связываться с Аббатством не хотели ни Шляпники, ни Мертвые Угри, ни парни с Боттл-стрит.

Особенно когда Аббатство снова открыло охоту на ведьм.

Рейнольдс вздохнул и отстегнул свой арбалет.

— Не хочу, чтобы ты попал в беду, — проворчал он. Рейнольдс всегда вел себя так, когда был вынужден признать, что беспокоится о ком-то или о чем-то. — А если ты нарвешься на других фанатиков? Волкодавы тебя не спасут, если им прикажут напасть.

— Ты очень заботлив, — ответил Смит. — Спасибо.

Рейнольдс, похоже, решил не тратить больше времени на разговоры.

— Дауд вряд ли позволит тебе их оставить, — буркнул он. — Зря только тратишь время.

Смит потрепал собак по загривкам, привлекая их внимание, и щелкнул языком, приказывая следовать за ним. Под маской он улыбался.

— Посмотрим.


Название: Клинок императрицы
Автор: fandom Dishonored 2016
Бета: fandom Dishonored 2016
Размер: драббл, 469 слов
Пейринг/Персонажи: Дауд, Джессамина
Категория: джен
Жанр: АУ
Рейтинг: G
Для голосования: #. fandom Dishonored 2016 - "Клинок императрицы"

Дауд никогда не беспокоился о тех, чьи жизни он забирал. В конце концов, он был клинком Дануолла, оружием, служившим совершенно разным хозяевам.
Какая разница холодной стали, чья на ней кровь?
Точно так же Дауд не интересовался политикой — но немало знал о хитросплетениях интриг. Гильдия наемных убийц предполагает широкую сеть информаторов. Китобои, умеющие появляться и исчезать в один миг, без проблем справлялись с разведкой, да и торговцев информацией было немало.

Китобои слыли убийцами, которые всегда достигают цели и берут любые заказы, вопрос только в цене. Но этот случай был... особенным.

Знаний Дауда хватало на то, чтобы понять: если убить Императрицу, все вокруг полетит в Бездну. Его не интересовало благополучие Дануолла как таковое; единственное, что он делал с того дня, как получил метку Чужого — убивал и убивал, стремясь в конечном счете очистить мир от как можно большего количества негодяев и грязи.

Смерть Императрицы смешала бы эти планы.

Берроуз получил отказ. Спросить, почему, он не решился: он не боялся Дауда, но осознавал, что Дауд может убить за долю секунды.

В заброшенном квартале Радшор китобои обменялись недоуменными взглядами — не более.

...

Солнце светило ярко, отдавая небу свои последние лучи. В последние дни Джессамина часто бывала в саду, проводила несколько часов перед закатом, окруженная цветущей зеленью. Для Империи это время было нелегким, и дел у Императрицы было более чем достаточно. В том числе и тех, которые не решить без потерь.

В эти часы она приказывала страже не мешать ей. Стражники, разумеется, охраняли ее, только находились чуть дальше, чем обычно. Постоянно находиться с ней мог только Корво, и от чужого присутствия к концу дня начинало мутить.

— Ваше Величество.

Голос был ей незнаком, и Джессамина точно помнила, что не назначала встречу на это время. Но когда она обернулась, все вопросы отпали сами собой.

Этого человека знали многие, но мало кому удавалось встретиться с ним лично. За его голову была назначена награда — немалая сумма, особенно во времена чумы.

Джессамина не испугалась, потому что понимала: если бы этот человек хотел убить ее, он бы уже это сделал. Тем более что ему удалось обмануть всю ее стражу.

— Ассасин Дауд, — кивнула она, держась с таким достоинством, будто была на официальном приеме.

Как ни странно, его лицо скорее располагало к себе, чем отталкивало. И Джессамина все еще не чувствовала ни отвращения, ни страха.

— Я не стану обременять вас дольше необходимого, — Дауд усмехнулся. — Мы не говорим имен заказчиков, но скажу одно... сегодня мне хотели заплатить за ваше убийство.

Эту информацию стоило принять к сведению. Ладони будто сами собой сжались в кулаки. Вдох, выдох, и Императрица снова спокойна.

Но кто же решился ее предать?

— Вы не приняли заказ, — это не вопрос. — Почему?

На этот раз Дауд посмотрел на нее серьезно.

— Без вас этот мир провалится в Бездну, — отвечает он. — И еще одно: я бы посоветовал не говорить об этом никому, кроме лорда-защитника. Доброй ночи.

Он приложил ладонь к сердцу (но не поклонился) и исчез.

И Джессамина осталась одна.

***

После того, как исчез Дауд, Джессамина подозвала к себе стражу и приказала проводить ее до покоев. И пока верные гвардейцы сопровождали ее по замку, она старательно не думала о том, что сказал ей Дауд. Сейчас ей очень важно было, чтобы никто не заметил и тени сомнения на ее лице.

И лишь когда стражи замерла у дверей, готовые защищать Императрицу от любой возможной угрозы, когда Джессамина приказала не тревожить ее до утра — она позволила себе сбросить напряжение.

Она пережила немало покушений, но тогда заговорщики не пытались нанять высококлассных убийц, глава которых — и она убедилась в этом лично — обманул всю стражу. И тогда рядом с ней был Корво.

Корво сейчас далеко, он отправился в путешествие по островам. Важная задача, не поспоришь, и все же Джессамина предпочла бы, чтобы за пределы Дануолла отправился кто-то другой. Она доверяла Корво больше, чем кому-либо другому, и его отъезд...

Делал ее идеальной мишенью.

Пока Корво не вернется, ей придется действовать самой. И, кажется, от Дауда она получила не только информацию, но и подсказку.

«Я бы посоветовал не говорить об этом никому, кроме лорда-защитника»...

Джессамина и сама догадалась бы, что в это дело не стоит посвящать посторонних. Предупреждать ее не было необходимости, если только...

Если только заказчиком не был кто-то из ее ближнего круга.

Стоп. С начала.

Джессамина села за стол, придвинула к себе бумагу и начала писать. Четкие вопросы помогали систематизировать информацию, и сейчас это могло пригодиться.


Название: Родная кровь
Автор: fandom Dishonored 2016
Бета: fandom Dishonored 2016
Размер: драббл, 270 слов
Пейринг/Персонажи: смотритель, плакальщик
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Для голосования: #. fandom Dishonored 2016 - "Родная кровь"

Генри не видел брата с двенадцати лет, наверное, давно забыл лицо, но помнил, конечно же, имя. Когда отыскал — не мог наглядеться, начувствоваться, наговориться. В узком проулке воняло мочой, стена пестрела богохульными надписями; они не сразу решились коснуться друг друга, разделенные десятью годами и расстоянием в полшага. Лоуренс, наверное, думал что они сделали с моим братом в этом Аббатстве, и неловкость хрящом натягивалась между ними. Наконец, Генри захлебнулся словами — и тогда Лоуренс поднял руку к его лицу, коснулся маски, спросил: снимешь? Генри повиновался с неловкой поспешностью, и, стоя перед братом с открытым лицом (словно голым и безоружным), ждал приговора. Лоуренс молча раскрыл ему объятья.

За той встречей потянулись другие: в подворотнях и переулках, заброшенных домах с заколоченными окнами и притонах, пропахших пивом и рвотой — ни одна из них не длилась более получаса, но мысленно Генри многократно переживал каждую заново. Он носил воспоминания, как иные смотрители — костяные амулеты: присвоенные нечестивым путем, слишком ценные, чтобы отказаться от них.

...в бывшей портной выбиты окна, а на деревянном манекене с отвалившейся головой намалеван красный крест. Лоуренс встречает Генри объятьями; его тело — горяченная плоть и хрупкие кости, а Генри весь — ремни и пряжки, металлические пуговицы и жесткие мышцы. Генри зарывается носом в светлые волосы, чувствуя, как удары чужого сердца отдаются в его груди; отстраняется немного нехотя, чтобы взглянуть в лицо. Лоуренс красив, как арфа со снятыми струнами. Когда струны еще были целы — Генри ревновал к каждой девчонке, ненавидел любого, кто мог претендовать хоть на кроху внимания; теперь Лоуренс — только его, и это — хорошо, единственно верно.

Генри прижимается губами к щеке брата, пробуя на вкус его кровь, и Лоуренс опускает алые стрелочки ресниц, делясь чумой, как теплом.

Скачать все тексты в формате: DOC || PDF || TXT || FB2 || EPUB

bottom


URL записи

@темы: Dishonored