23:52 

xDDDD

just mockingbird
you're reaping what you've sown
*орет белугой*
ТРАВА РАСТЕТ И КОЛОСИТСЯ

12.07.2016 в 23:48
Пишет LordKalte:

Ну и немного позитива.
В целом этот пост посвящён лучам любви к just mockingbird и конопле ренхейвенскому бамбуку.

Сначала о треше. Переношу сюда подборку странного треша, который мы в маловменяемом состоянии курили на концепт "эти неловкие жизненные моменты, когда у милой маленькой девочки папа - местами добрый маньяк-шизофреник, приёмный папа - бог, а мама - вообще артефакт.
Много абсурда, мало смысла, будет пополняться. Да, всё начиналось с песен "My, oh my" и "Я на тебе никогда не женюсь", этим уже, сцуко, всё сказано



*Эмили пафосно встаёт на одно колено и протягивает Чужому руку, сердце и кольцо*
"Корво, спаси меня!"
"От кого? Ааа... Ноуп. Не буду. Я сяду в сторонке и буду "с интересом" наблюдать"

"Папа, папа, я хочу выйти замуж!!"
"Это прекрасно, дорогая, но....за кого? Неужели за посла Морли? Или за вчерашнего аристократа, говорившего тобой? Его семья же не.."
"Нет конечно! Я хочу замуж за мужчину из моих снов! Он милый, интересный, и он не против того, чтобы я стала пиратом! И он много знает о море"
"Бляяяять"

(Тут просто должно играть "I met with you once upon a dream")"

А потом Корво и Сердце будут сопровождать к алтарю (из алтаря в святилище, да-да) любимую дочь. С приданным из короны, меча и тележки китовых костей.


Хотя все знают, что будет по-другому.
"Папа, папа, я хочу выйти замуж за мужчину из моих снов!"
"Ох, родная...прости, но не получится."
"Потому что он не существует?"
"...потому что он уже занят"


И Эмили такая "Папа, извини, я тебя очень люблю, но я его у тебя уведу"
И Чужой такой "Добавим этому моменту ещё больше Драмы". И метка у Эмили



Ну и про воспитание детей.

- Дорогой, у нашей дочери начали проявляться ужасающие пророческие видения о грядущих катастрофах, составленных из боли и разрушений.
- Да! Я её научил их видеть! Ты же гордишься нами?
- ....


- Эмили, сегодня я почитаю тебе сказку на ночь
*внезапное хтоническое облачко*
- И я тоже!
- Бл...агодарю за предложение, но не надо. Так вот, жила была маленькая девочка..
- Чьи родители жестоко умерли ещё до её рождения!
- ...но у неё была добрая мачеха
- Которая варила людей в ванне с кислотой! Ведь девочке нужно было дарить амулеты!
- Заткнись, пожалуйста. И вот однажды пошла девочка к морю
- Ловить кальмара-убийцу!
- Какой нахрен кальмар-убийца?
- Как какой? Который сожрал её собаку и девочка жаждала справедливой мести.
- Она шла к морю посмотреть на красоту прилива!!
- А чем одно мешает другому?

- Папа, дядя Чужой, не ругайтесь, я впервые слышу такую интересную сказку, так что там дальше было?


(прошло 300 лет)
А сегодня, дети, мы будем проходить правление императрицы Эмили Первой, Сумасшедшей. Она в целом была мудрым и хорошим правителем, но прозвище ей дали за официальные эдикты, смысла и применимости которых не мог понять никто, кроме неё самой. Так, допустим, она выпустила закон, запрещающий хтоническим божествам жить в легальном или гражданском браке с людьми и усыновлять детей. Странно, не находите?




Ну и Кальте не был бы Кальте, если не мог бы из стёба уйти в ангст и прно. Поэтому немного не менее ебанутого, но менее стёбного.

Вера.

(Корво, Эмили, Чужой. Психические расстройства и прочее веселье)


Why are your eyes so black?


Изменения приходят незаметно, словно течения в глубинах вод, не видимые человеческим глазам. Корво не может понять когда они начались.

Малышка Эмили любила коротко обрезать свои волосы и заправляла их за уши, смешно по-детски ругаясь, когда они лезли в глаза. Императрица Эмили Дрексель Лела Колдуин, готовясь к парадному приёму, зачёсывает свои густые чёрные локоны наверх, подражая матери. Но, когда она складывает на коленях ладони, ещё не облачённые в скрывающие метку перчатки, ему на секунду чудится совсем другая женщина. Он не знал её такой, всё что осталось от неё - портрет кисти раннего Соколова и слухи, стаей голодных крыс. Эмили недовольно сжимает губы в тонкую линию, думая о чём-то своём.

Она гладит метку рассеянным лёгким движением, не осознавая действия собственных пальцев. Он знает, что ей снилась Бездна. После этих снов она всегда выглядит...разочарованной.
Словно упустила то, что не может получить. Словно продумывает сотни способов добиться желаемого. Словно...

Императрица всё ещё постигает новые знания с детской жадностью. Только книги о сражениях старины, о море и приключениях сменяются на труды по географии и исследования ресурсов, на учебники военной стратегии и экономические трактаты. Среди них слишком много книг о Пандиссии.
Каждая капля её знаний начинает казаться ему крысой - откормленной мертвечиной чёрной крысой, щерящей пасть. Они заползают в его рукава и обнимают хвостами руки.

На её рабочем столе он видел вырезанные ножом обереги, прокрашенные железно-бурым. На следующий день дерево чисто.

Когда однажды он спрашивает её о замужестве, она лишь улыбается, кладя руку на его плечо. "Я ещё не собрала своё приданное" - голос Эмили серьёзен и насмешлив одновременно. Может быть, она и права, думает Корво. В Империи всё ещё неспокойно, того и гляди в Морли опять начнутся беспорядки, да и капитаны торговых кораблей в прошлом месяце снова жаловались на рейдеров и браконьеров. Он замирает на месте, еле различая шёпот уходящей дочери. "Пятьдесят трав Пандиссии, двадцать костей китов, череп птицы, кровь человека. Почему с тобой всё так сложно". Когда он оборачивается - Эмили уже нет в комнате. Он не может даже самому себе с точностью сказать, что ему не почудился её голос.

Как и десятки других голосов. Как резак вместо пера в её руке. Как кровь вместо чернил на пальцах.

На праздник в честь своего дня рождения она скрепляет высокий ворот рубашки старой камеей из китовой кости, доставшейся Джессамине в наследство от матери.
Корво хочет встряхнуть императрицу за плечи, вырвать драгоценность, повреждая хрупкий замок, растоптать её ногами и сжечь оставшуюся пыль. Он хочет выть и кричать. Он стоит за троном молча.

У переливчато-голубого марева, не имеющего начала и конца, у безразличной и холодной Бездны он всё чаще спрашивает единственный вопрос: "Зачем". Только один раз его щёк касаются призрачные руки и, как всегда, как сотни раз до этого, он замирает, боясь обернуться. "Ты всё ещё интересен мне, мой дорогой" . Его кожи не касается дыхание, хотя голос звучит совсем близко. Он хочет спросить сотни вопросов, но знает, что его бог не ответит ни на один.
Она сидит на краю его кровати, успокаивающе гладит по волосам.
"Конечно, ты всё ещё интересен ему, Корво. Ты можешь не беспокоиться. Я не смогу изменить этого. Наверное".
Под её руками его кожа расходится, обнажая мышцы и сухожилия, а затем и перепачканную алым белизну костей. Она смотрит задумчиво, словно не зная с какой бы лучше начать.
Он просыпается с криком.



Солнце Карнаки
(Дауд/Корво, прно, ебанинка, южное лето, непристойные предположения о страже Карнаки)


Закрывай глаза, не закрывай, всё едино, увидишь только одну картинку-мираж, бережно вырезанную из расползающейся канвы дней. Полуденное карнакское солнце, липнущая к коже белая пыль, раскалённый известняк и рыбная вонь. Песок в каждой складке одежды мальчишек-стражников. Они всё ещё молоды и хотят жить, и у каждого на руках – чужая кровь, у каждого – свои мелкие, незначительные тайны, кажущиеся огромными, словно вселенная.
(Если соединить одну метку с другой, будет боль, и будет электрический ток по венам, адреналин и яд, тайна, возведённая в квадрат, высшая из всех тайн)
То, чем они занимаются в тени, жадно глотая горячий воздух и чужие вскрики, неправильно и запретно, осуждается Аббатством гораздо больше, чем короткие встречи со служанками и рабочими женщинами. Может, потому оно и желанно как холодная вода под палящим южным солнцем. Потому практикуется, несмотря на болезненность или странность.
(Чужие смуглые ладони на пояснице, касание грубой кожи, привычной к перчаткам и клинку. Выдох, долгий и слабо дрожащий, словно дуло после выстрела)

Это не самообман, не прощение, не искупление, это в целом не имеет ни малейшего отношения к эфемерным материям и пустым словам. Прошлое в прошлом. Его не стереть, не вернуть и не похоронить с миром. Прошлое – в прошлом, а это всего лишь способ упасть ещё глубже в пропасть, где промозглые гристольские ветра сменятся обжигающими песчаными бурями Серконоса. Где снова будет скука, и лязг ржавеющего металла, и скрип ветряных мельниц, и приторно-удушливый запах пряных масел, и ритмичный звук плоти о плоть.
(Запрокинутая голова, обнажённое горло – даже там кожа разрисована неаккуратными мазками шрамов. Капли крови на подбородке – метки не выданных в гордости стонов)
Наверное, Дауд видит в мареве своего уплывающего сознания что-то совсем иное. Разваливающиеся дома нижнего города, покрытые высолами и грязью, склянки с ядами, чужие испуганные глаза, чужое нелогичное, обречённое доверие. Корво, в общем-то плевать что видит Дауд.
(Сжать сильнее, изменить угол, задыхаясь на каждом движении, не узнавая собственный голос, зовущий имена, одно из которых, наверное, правильно. А, может, и нет).

Это не попытка забыть её и не попытка представить мир, где её никогда не существовало. Всё равно это невозможно, и чем дальше падаешь в пропасть тем большей чернеющей тенью нависает сверху неизбежное будущее. Оно поглощает любой свет. Остаётся только раскалённое солнце на изнанках глаз.
(Остаётся только молчание – одно на двоих)


URL записи

@темы: Dishonored

URL
Комментарии
2016-07-13 в 00:34 

nuncle nightmare
God sent me to piss the world off
Ну вы блять и упоролись :lol: :lol: :lol:

2016-07-13 в 00:35 

nuncle nightmare
God sent me to piss the world off
Этот Дауд сам!

2016-07-13 в 11:34 

you're reaping what you've sown
terry gene kase, судя по всему нас явно было не очень ок)))

URL
2016-07-13 в 17:27 

nuncle nightmare
God sent me to piss the world off
just mockingbird, а по-моему, очень ок))

   

only mockingbirds in my head

главная